Размер шрифта / Fontin koko  

«Nuori Karjala»: юбилей с вопросом о будущем

В феврале 2013 года Республиканская молодежная общественная организация «Nuori Karjala» («Молодая Карелия») отпраздновала свое 20-летие.

С 1993 года ее участники занимаются сохранением и развитием карельского, вепсского и финского языков, финно-угорским сотрудничеством и этнокультурными проектами. За годы своей деятельности «Nuori Karjala» организовала множество республиканских, межрегиональных и международных мероприятий.

Однако нынешний юбилей оказывается не только поводом для торжеств. К своему двадцатилетию «Nuori Karjala» подходит и с тревожным вопросом о своем будущем существовании.
О причинах этих тревог, а также об истории организации в целом, мы побеседовали с ее председателем Алиной Чубуровой и членом правления Алексеем Цыкаревым.


Алина Чубурова


- Начнем, пожалуй, с самых актуальных вопросов. Алексей, тебя недавно пригласили выступить в Парламенте Финляндии. Это было связано с какими-то острыми проблемами, которые переживает ваша организация?

Алексей Цыкарев: Это выступление носило плановый характер, хотя, конечно, наших проблем там тоже пришлось коснуться. Наши финские друзья из общественных организаций давно уже сотрудничают с парламентариями, привлекая их внимание к поддержке родственных финно-угорских народов. В финском Парламенте прошлого созыва уже была сформирована соответствующая группа.
Кстати, мы надеемся также создать подобную депутатскую группу и в Законодательном собрании Республики Карелия. Там тоже есть депутаты заинтересованные этой проблемой, а на наш взгляд, сохранение и развитие национальной специфики Карелии становится уже вопросом будущего республики.

Учитывая развитие экономических связей между Финляндией и Республикой Карелия, мы полагаем, что оно должно сопровождаться также интенсификацией сотрудничества в культурной и гуманитарной сфере. Мы рады, что нашли понимание у финских парламентариев. Они приветствовали наше предложение о создании международного фонда поддержки коренных народов. Надеемся, что этим фондом заинтересуются многие финские и российские компании, работающие в Карелии. Такой фонд мог бы оказать поддержку и самим предпринимателям, ставя перед государственными органами вопрос об упрощении визового режима между приграничными территориями, на которых проживают родственные народы.

Мы хотим отладить нормальные, взаимозаинтересованные связи между властью, бизнесом и НКО – как они существуют в Европе и, в частности, в Финляндии. У нас же в России эти связи часто не действуют, или зависят от личных решений тех или иных чиновников, без внятной государственной стратегии.

Алина Чубурова: Большая беда практически всех общественных организаций в России – они живут лишь от проекта до проекта. Если удастся включиться в тот или иной проект – организация действует, если такого проекта не находится – она фактически исчезает. Здесь трудно говорить о какой-то стабильности. И это существенное отличие от Финляндии, где образовательно-культурные организации имеют гораздо более высокий статус и пользуются долгосрочной государственной поддержкой.


Алексей Цыкарев на Форуме ООН по вопросам коренных народов


- Какие важнейшие проекты у «Nuori Karjala» в текущем году?

Алексей Цыкарев: Мы намерены организовать несколько мероприятий в рамках Года карельского языка и культуры, который официально объявлен у нас в республике. В июне в Пряже состоятся Съезд карелов. Рассчитываем, что это будет крупное международное событие – глава республики Александр Худилайнен пригласил поучаствовать в нем финского премьера Юрки Катайнена, и он обещал сформировать делегацию.

Но, конечно, мы не намерены останавливаться только на языковых вопросах. Общественная тематика, взаимодействие в контексте всего финно-угорского мира нас интересует не меньше. Мы хотим привлекать нашу республиканскую молодежь к межрегиональным и международным проектам – вплоть до уровня ООН, где наши представители уже участвовали в конференциях по проблемам коренных народов.

В прошлом году мы реализовали проект «Школа общественной дипломатии финно-угорских народов», в рамках которой провели ряд обучающих сессий в Таллинне, Петрозаводске и Москве. Сейчас включаемся в проекты «Правовой инкубатор финно-угорской молодёжи «FUll right», «Культурные столицы финно-угорского мира» и т.д. Иными словами, мы стремимся существенно поднять имидж карельского национального движения, избавить его от некоторой «провинциальности», но наоборот – показать его глобальные возможности. И надеемся, что эта перспектива как раз и заинтересует новые поколения молодых людей, приходящих в «Nuori Karjala».

Алина Чубурова: У нас также продолжают развиваться культурные и музыкальные проекты. Например, наш кукольный театр «Ciciliusku» постоянно получает приглашения из Финляндии – хотя все спектакли ставит на карельском языке. В планах гастроли и в карельскую глубинку. Вообще, я не очень люблю, когда многие говорят лишь о том, что нам надо «сохранить» язык и культуру. Язык и культура должны постоянно развиваться – лишь в этом случае они сохранятся.

- Однако сегодня часто приходится слышать, что карельский язык в Карелии фактически вымирает. Если в районах компактного проживания карельского населения (Олонецком, Пряжинском и Калевальском) он еще преподается, то, например, в обычных петрозаводских школах нет даже факультативов, где заинтересованные ученики могли бы его изучать…

Алина Чубурова: Да, действительно, в Петрозаводске карельский язык преподается только в двух специализированных школах. Ситуация еще более усложняется тем, что ученики теперь вновь жестко привязаны к школам по месту прописки, и семьям, проживающим в другом районе города, довольно непросто отдать ребенка, например, в финно-угорскую школу, которая расположена в центре.

Алексей Цыкарев: Я вновь вспомню парламентские слушания в Хельсинки. Там мы, конечно, затронули проблему преподавания карельского языка в Карелии. На этих слушаниях выступила и бывший председатель «Nuori Karjala» Наталья Антонова, которая сейчас занимается проектом «языковых гнезд» – таких детских садов, где обучение языку начинается с самого раннего возраста. Профессор Хельсинкского университета Янне Саарикиви осветил эту проблему с научной точки зрения. Сегодня 90% мировых языков находятся под угрозой исчезновения. Во многом это естественные процессы. Но шанс сохраниться, как он полагает, имеют лишь те языки, которые присутствуют в сфере образования, СМИ и административно-управленческой сфере.

Однако печальный парадокс состоит в том, что карельский язык в Карелии не имеет никакого официального статуса. Хотя даже в Финляндии он официально признан языком меньшинства. При этом в нашей республике наработан уже достаточный опыт по составлению учебников, и возникает интересная ситуация, когда эти учебники более востребованы в Финляндии, чем в самой Карелии. Отмечается и заметный кадровый голод…

- А может быть, проблема карельского языка состоит в его недостаточном развитии? Например, карельский писатель Арви Пертту пишет свои романы на финском. И когда я у него спросил – почему же не на карельском, он ответил, что, к сожалению, не находит в своем собственно-карельском диалекте достаточно лексики, чтобы полностью выразить свои мысли и эмоции. И поэтому вынужден переходить на литературный финский. Возможно ли, по-вашему, становление литературного карельского языка?

Алина Чубурова: Это возможно, но в определенной исторической перспективе. Пока все же есть существенная разница между карельскими диалектами – ливвиковским и собственно-карельским. И искусственно создать на их основе единый литературный карельский язык очень затруднительно. В сегодняшних языковых условиях он просто станет этаким «эсперанто» для десятка языковедов Петрозаводска…

Алексей Цыкарев: Хотя у нас все же есть официально утвержденная стратегия развития карельского языка до 2020 года, предусматривающая сближение этих диалектов. Но это, конечно, не так просто – языки живут по своим законам, которые не всегда подвластны официальным.

- Тогда, может быть, сделать вторым языком Карелии финский? Его вроде бы понимают представители разных карельских диалектов. Так ведь, кажется, и было в советское время, когда все официальные документы в КАССР дублировались на финском, в Петрозаводске повсюду были двуязычные вывески, что придавало городу особенный образ…

Алина Чубурова: Проблема в том, что у нас в Карелии даже и финский язык преподается далеко не везде. И по нему невозможно сдать, например, ЕГЭ. Это действительно весьма странная ситуация для приграничного региона. Насколько мы знаем, в приграничных финских городах заинтересованные ученики могут изучать русский язык, хотя бы на уровне факультативов. Но в карельском приграничье – Сортавальском, Лахденпохском, Муезерском районах – финский язык в школах вообще не преподается…

- Возможно, это связано и с тем, что многие носители финского языка в Карелии за последние 20 лет уехали в Финляндию?
Кстати, когда создавалась «Nuori Karjala», наверняка ее основатели были более оптимистичны – все-таки тогда языковая среда была шире. Есть все же некое двойственное впечатление – с одной стороны, у вас много новых проектов, а с другой – карельский язык в Карелии все более становится некой «экзотикой»…

Алина Чубурова: Действительно, «Nuori Karjala» в свое время создавалась в основном студентами-филологами, и поэтому у нас традиционно повышенное внимание к языковым вопросам. И мы, конечно, болезненно переживаем состоявшееся недавно закрытие факультета прибалтийско-финских языков в Петрозаводском университете – по причине того, что на него поступают единицы. Может быть, и перед нашей организацией вскоре встанет вопрос закрытия по причине отсутствия интереса молодежи…

Алексей Цыкарев: Я бы не согласился с таким пессимистичным выводом. Хотя поводы для него действительно есть. Например, сегодня у нас одна из самых острых проблем – с помещением нашей организации, откуда нас фактически выселяют, и сейчас мы ведем судебный процесс. Это помещение, с библиотекой национальной литературы, которую мы собирали годами, принадлежало издательству «Периодика». Но в связи с его реорганизацией, перешло другому собственнику, который требует от нас арендной платы по рыночным расценкам. Однако все средства нашей организации рассчитаны только на целевые проекты, и мы не можем расходовать их на коммерческую аренду.

- Обращались ли вы к республиканской власти за поддержкой?

Алексей Цыкарев: Мы разработали даже более масштабный проект решения этой проблемы, увязав его с судьбой самого издательства «Периодика». Мы предлагаем создать на базе его нынешнего здания Финно-угорский ресурсный центр Республики Карелия, который аккумулировал бы в себе национальные языковые ресурсы, медиа и общественные организации.
В других финно-угорских республиках России такие центры действуют уже давно – они занимаются развитием и продвижением национальных языков в Интернете, разработкой программ для мобильных приложений, компьютерными языковыми курсами и т.д. Там нашла бы свое место и Термино-орфографическая комиссия при Главе республики, которая занимается разработкой лексики, словарей и утверждением к изданию учебников. Она в настоящее время также находится в странном положении, переведена на общественные начала…

Так что ждем ответа от наших республиканских властей. Он покажет, насколько они готовы проявить политическую полю и перейти к решительным шагам.


Беседу вел Вадим Штепа


  

Печать / Print

  Ваш комментарий:
 

имя

e-mail


сообщение


 

код безопасности   Обновить
Введите код с картинки: